Are You New User

"Шведский суд - не Печерский. Никаких гарантий". Что значит заморозка решения стокгольмского арбитража на делу "Газпрома" 15.06.2018

"Шведский суд - не Печерский. Никаких гарантий". Что значит заморозка решения стокгольмского арбитража на делу "Газпрома"

Громкая победа «Нафтогаза» в Стокгольмском арбитраже зимой этого года, согласно которому «Газпром» должен выплатить Украине почти 4,6 млрд. долларов (из них 2 млрд. долларов уже списано), может оказаться мыльным пузырем.

Как уже писала «Страна», 13 июня Апелляционный суд округа Свеа (Швеция) удовлетворил ходатайство «Газпрома» и приостановил исполнение решения Арбитражного института Торговой палаты Стокгольма от 28 февраля 2018 года по спору с НАК «Нафтогаз» в рамках контракта на транзит газа.

За победу в арбитраже топ-менеджменту «Нафтогаза» выписали рекордные премии — 1% от суммы «заработанного», то есть, почти 46 млн долларов. И большая часть этих денег причитается главе «Нафтогаза» Андрею Коболеву и коммерческому директору Юрию Витренко.

Но пока «Газпром» не перечислил нам ни копейки. А приостановка решения арбитража связывает «Нафтогаз» по рукам и ногам, отрезая возможности для взыскания долга (к примеру, за счет ареста имущества «Газпрома» за границей).

Юристы говорят — разбирательства могут затянуться надолго.

«Страна» разбиралась, почему «заморозили» решение Стокгольмского арбитража, что это значит для Украины, когда будет поставлена точка в споре с «Газпромом» и вернет ли теперь руководство «Нафтогаза» рекордные премии.

Плохой знак для Украины

Как пояснил «Стране» старший партер юридической фирмы «Ильяшев и Партнёры» Роман Марченко, решение Стокгольмского арбитража является окончательным и не может быть обжаловано. Но, согласно Нью-Йоркской конвенции о порядке приведения в исполнение арбитражных решений, все же есть несколько исключений из общего правила.

Скажем, основанием для отмены арбитражного решения является его оформление «ненадлежащим образом» или же выход арбитражных судей за рамки своей компетенции (то есть, если они рассматривали дело, которое по закону рассматривать не имели права).

Одну из этих лазеек и использовали юристы «Газпрома», подавая на аппеляцию. Их главный аргумент следующий: решение стокгольмского арбитража, якобы, писали не сами арбитры, как того требует закон, а некие «иные лица». В качестве подтверждения «Газпром» ссылается на данные специальной лингвистической экспертизы. И требует полной отмены решения Стокгольмского арбитража.

Примечательно, что в мае, отчитываясь по вопросу взыскания долга с «Газпрома» президенту Петру Порошенко, глава «Нафтогаза» Андрей Коболев не усмотрел большой угрозы в лингвистических экспериментах российского газового монополиста.

«Единственное основание, которое нашел «Газпром», чтобы оспорить — это какая-то лингвистическая экспертиза. Мы все прекрасно помним экспертизу в делах типа Алмаз-Антей — что и самолет не сбивали, и другие вещи. Мне кажется, что здесь россияне больше играют в какую-то пиар-игру», — сказал тогда Коболев.

Но, как видно, шведский апелляционный суд посчитал иначе. Более того, он пошел на беспрецедентные меры.

«Это достаточно редкий случай, когда апелляционный суд приостанавливают решение арбитража. В каком-то смысле это является для нас плохим знаком — значит, доказательства «Газпрома» стали для судей действительно веским аргументом», — пояснил «Стране» Роман Марченко.

Придется заново судиться?

Руководитель специальных проектов НТЦ «Психея» говорит, что апелляция позволит «Газпрому», как минимум, затянуть время и отсрочить выплату Украине 2,6 млрд. долларов.

По словам Романа Марченко, который сам не раз выступал арбитром в международных арбитражах, разбирательства, на время которых решение Стокгольмского арбитража приостановили, могут затянуться, как минимум, на несколько месяцев. Скорее всего, будут проводиться дополнительные независимые лингвистические экспертизы. И если выясниться, что решение действительно писали не арбитражные судьи, оно вполне может быть признано недействительным и отменено», — говорит Марченко.

«Это ведь не Печерский суд. Гарантий успеха для нас — никаких. Все будет зависеть от аргументов и красноречия адвокатов и настроя служителей Фемиды», — отметил эксперт энергорынка Валентин Землянский.

В то же время партнер международной юридической фирмы Kinstellar Константин Ликарчук говорит, что решение Стокгольмского арбитража не утратило силу и судиться заново не нужно.

«Просто до момента вынесения решения шведским судом по сути, а именно, не допустил ли арбитраж серьезных процессуальных нарушений, о которых говорит «Газпром», действие арбитражного решения приостановлено. В тоже время, это автоматически не означает, что решение нельзя признавать и исполнять в других странах. В большинстве стран суды имеют дискреционные полномочия, несмотря на оспаривание и даже приостановку действия решения арбитража в юрисдикции его вынесения (в данном случае — Швеция), все-таки допустить его признание и исполнение. Это связано с философией международного арбитража как отдельной процедуры, на которую национальные суды имеют минимальное влияние», — пояснил юрист «Стране».

Теоретически это значит, что «Нафтогаз» может попытаться продолжить процесс наложение ареста на заграничное имущество «Газпрома» (процедура начала в Нидерландах, Великобритании и Швейцарии), однако после приостановки решения у российского газового монополиста могут появиться дополнительные аргументы, чтоб отбить эти попытки.

Тем более, что ситуацию может подкорректировать большая политика.

«Дело в том, что арест акций «Северного потока-2» задевает интересы не только «Газпрома», но и ряда европейских компаний. На кону стоят огромные деньги, так что как отреагирует европейское лобби — остается только гадать», — отметил Землянский.

Что с премиями?

Один из главных вопросов, который возник у украинского сообщества после нерадостных вестей из Швеции — а за что тогда топ-менеджеры «Нафтогаза» получили рекордные премии, если газпромовских денег наша страна в принципе может и не увидеть.

«Премии назначались как процент от ожидаемой прибыли, и выдавать их должны были после получения денег от «Газпрома». Но выплат еще нет, зато премии уже освоены. Просто ребята из «Нафтогаза» понимают, что когда «Газпром» заплатит, их уже не будет у руля, а может, и в Украине», — говорит Геннадий Рябцев.

«Теперь правительство, как работодатель руководства «Нафтогаза» должно поднять вопрос о неправомерной выплате вознаграждения. По-хорошему, должны все вернуть. Эт вопрос профессиональной этики», — добавил Валентин Землянский.

Вернуть деньги Андрею Коболеву предлагают и его подписчики в Facebook.

«После того как «Газпром» оспорил в суде имущества в ЕС, руководству «Нафтогаза» надо отказаться от премий. А вы как считаете, Андрей Коблев?», — вопрошает пользователь Олег Кузьменко.

Коболев в ответе указал, что «Газпром уже два месяца как оспаривает». А на аргумент Кузьменко о приостановке решения Стокгольмского арбитража, глава «Нафтогаза» отреагировал лишь вопросительным и восклицательным знаками, которые вряд ли свидетельствуют о готовности Коболева вернуть премиальные.

Тем более, что в СМИ уже появилась информация о том, как глава «Нафтогаза» распорядился причитающимися ему 207 млн.₴ — поменял на доллары, чтобы помочь семье. По информации источников в банковских кругах, первые $800 тысяч он уже отправил матери.

В тему: Андрей Коболев. Незаметный «ветеран» газовой трубы

«Шведский суд — не Печерский. Никаких гарантий». Что значит заморозка решения стокгольмского арбитража на делу «Газпрома» обновлено: Июнь 15, 2018 автором: Redactor


Источник: “https://skelet-info.org/shvedskij-sud-ne-pecherskij-nikakix-garantij-chto-znachit-zamorozka-resheniya-stokgolmskogo-arbitrazha-na-delu-gazproma/”

Последнее от

Похожие материалы (по тегу)

Другие материалы в этой категории:

Проишествия

Редакция