Are You New User

Методы решения проблем от Дмитрия Мазепина » СКАНДАЛЫ.ру 19.01.2020

Миноритарного акционера «Тольяттиазота» заподозрили в попытке посредством рейдерского захвата успешного предприятия решить собственные финансовые проблемы



«Дело Тольяттиазота» продолжает открывать новые интересные факты. Даже после нескольких лет судебных разбирательств в этом процессе остается много неизвестных составляющих, которые тщательно скрывают от общественности, и но которые со временем все равно становятся достоянием гласности. В этот раз завесу тайны неожиданно открыл представитель стороны обвинения, адвокат Александр Добровинский, рапортующий о «деле ТОАЗа» в своих социальных сетях.


Недавно в своём Instagram-аккаунте известный своей скандальностью адвокат Александр Добровинский опубликовал несколько записей, в которых он заявил о «победе» в громком процессе , а также отметил, что полностью дело для него и его команды будет закрыто только тогда, когда «клиент получит деньги» , указанные в гражданском иске (88 миллиардов рублей). На импозантный адвокат позирует вместе со своими коллегами Сапуновой, Низовым, Роговым, а также топ-менеджерами своего клиента – компании «Уралхим»: заместителем генерального директора – директором по правовым вопросам Татьяниным и заместителем юридического директора Ермизиным. Все указанные персонажи действительно лично принимали участие в судебном процессе по так называемому уголовному делу «Тольяттиазот».


Суть дела, упомянутого Добровинским в социальных сетях, уже хорошо известна: судопроизводство против бывшего руководства «Тольяттиазота» началось два года назад, после 5 лет расследования. Заявителем по делу стал миноритарный акционер завода – «Уралхим», находящийся в длительном корпоративном конфликте с ТОАЗом. Бывших руководителей предприятия и их швейцарских партнёров обвинили в хищении всей продукции, произведенной заводом в течении четырёх лет с 2008 по 2011 г.г., под видом реализации по заниженным ценам компании «Нитрохем Дистрибьюшн АГ».



Таким продолжительным судебный процесс получился не только из-за огромного объёма дела (более 500 томов), но и из-за наличия большого числа нарушений и спорных моментов. Одним из необъяснимых парадоксов является подтвержденный в ходе расследования факт оплаты компанией «Нитрохем» за якобы похищенную продукцию «Тольяттиазот» общей суммы более 65,5 млрд. руб., которую, однако, Комсомольский районный суд г. Тольятти и затем Самарский областной суд посчитали поступившей в распоряжение преступной группы, хотя обвинение в этом никому и никогда не предъявлялось. Не были приняты во внимание выплаты многомиллиардных налогов в бюджет Российской Федерации и Самарской области, оплата заработной платы сотрудникам предприятия, затраты на модернизацию оборудования и закупку сырья – все эти деньги, выплаченные из поступившей оплаты за продукцию «Тольяттиазот» от компании «Нитрохем», считаются похищенными. Ещё более абсурдным является то, что по приговору суда, выплаченные дивиденды миноритарному акционеру «Уралхиму» в размере около 400 млн. руб. за указанный период времени, также квалифицированы как хищение.



В основу приговора положено заключение комплексной экономико-правовой экспертизы сотрудников «Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации» Натальи Семилютиной и Сергея Валентея о рыночной стоимости продукции Тольяттиазота не на 65,5 млрд. руб., а на 84,1 млрд. руб. При этом, сумма стоимости продукции первоначально экспертами была рассчитана в гораздо большем размере – более чем на 90 млрд. руб. Однако на завершающем этапе расследования правовед Семилютина, не имеющая экономического образования, произвела новые расчеты, в которых признала арифметические ошибки в экспертизе на более чем 6,5 млрд. руб., а уже в ходе суда независимые специалисты доказали факты включения в экспертизу поставок в адреса других иностранных компаний на сумму 801 млн. руб., после чего прокуроры были вынуждены отказаться в этой части от обвинения.



Тем не менее судебные инстанции взяли за основу всю стоимость продукции ТОАЗа, посчитав, что не нужно устанавливать разницу между фактически полученными предприятием десятками миллиардами рублей и так называемой «рыночной стоимостью» по экспертизе.



Однако иные нарушения, допущенные Семилютиной и Валентеем при подготовке экспертизы, так и остались неисправленными. Например, защита в ходе судебного процесса доказала, что указанные эксперты умышленно считали только отрицательные значения стоимости продукции, то есть те, которые были, на их взгляд, ниже рынка. Те же поставки, цены на которые были выше рыночных, а таких поставок тоже было множество, Семилютиной и Валентеем не учитывались вовсе, хотя должны были быть посчитаны.



Также было установлено, что ранее данные эксперты уже проводили экспертизу по арбитражному делу по налоговому спору с «Тольяттиазотом» по 2010 году, который входит в период расследования, и пришли к выводу, что ровно 50% всех цен на реализацию продукции предприятия являлись рыночными, применив положения статьи 40 Налогового кодекса РФ о допустимом рыночном диапазоне цен в 20%. Однако в ходе производства экспертизы по уголовному делу Семилютина и Валентей необъяснимо отказались применять указанные положения закона, придя к выводу о нерыночности уже всех поставок продукции «Тольяттиазот», опровергнув свои же выводы экспертизы по арбитражному делу.



Отметим, что в Комсомольском районном суде г. Тольятти в мае этого года был допрошен другой эксперт – Казанцев, работающий в том же учреждении, что и Семилютина с Валентеем, который дал показания о том, что именно ему были первоначально поручены и экспертиза по арбитражному делу, и экспертиза по уголовному делу. В ходе их производств на Казанцева оказывалось давление с целью подписать неизвестно кем выполненный проект заключения с выводами о нерыночности цен продукции «Тольяттиазот», однако Казанцев от этого отказался. Когда же он завершил экспертизу по арбитражному делу, по которой пришел к выводу о рыночности всех цен «Тольяттиазот» за 2010 год, и сообщил следователю, что приходит к таким же выводам и по уголовной экспертизе за 2008-2011 г.г., то у Казанцева сразу без объяснения причин экспертизы изъяли, после чего назначили экспертами Семилютину и Валентея.



Несмотря на все эти обстоятельства, суды двух инстанций категорически отказались вызывать и допрашивать в процессе Семилютину и Валентея (который, кстати, будучи экономистом, ни разу не допрашивался и на следствии), а также назначать повторную экспертизу.



Как заявили после этого представители «Тольяттиазота» и защитники, это было сделано не случайно, а потому что не Семилютина и Валентей на самом деле готовили экспертное заключение, и поэтому они никаких объяснений чудовищным ляпам объяснить бы и не смогли.



Здесь вспоминается и громкое заявление защиты, что обвинительное заключение также было подготовлено не следователем, а заинтересованным лицом — «Уралхимом», как это следовало из свойств файла, переданного адвокатам в электронном виде.



Также при удовлетворении гражданского иска судом были допущены фундаментальные нарушения норм гражданского и процессуального законодательства. Например, суд посчитал, что нет необходимости уведомления иностранных юридических лиц — гражданских ответчиков единственно возможным способом, предусмотренным законом, – через Министерство юстиции РФ. Также суд определил возможным нести ответственность самостоятельным юридическим лицам за действия лиц, привлекаемых к уголовной ответственности. Это, например, как если заемщик купил акцию Газпрома, а банк, пытаясь взыскать с него долг по кредиту, взыскивает задолженность непосредственно с компании Газпром. Не кажется ли это странным?



Помимо этого, о проблемах в «деле ТОАЗа» свидетельствует огромное количество жалоб, поданных стороной защиты. Они не раз просили об отводе судьи как в первой инстанции, так и в апелляции. Также адвокаты говорили о давлении на них со стороны правоохранительных органов, представители которых, по их словам, угрожали возбуждением уголовных дел.



Потерпевшим, помимо миноритариев, подавших иски, выступает сам «Тольяттиазот», руководство которого также неоднократно говорило об отсутствии состава преступления и абсурдности всего дела. По мнению стороны защиты, единственным бенефициаром уголовного процесса является ОХК «Уралхим», который, подав иск на почти 90 миллиардов рублей, пытается решить собственные финансовые проблемы.



И эти заявления в настоящее время получили неожиданное подтверждение со стороны адвоката «Уралхима» Александра Добровинского.



Своими публикациями Добровинский в очередной раз подтвердил, что ключевым в данном уголовном деле является цель доставить все «выигранные» средства «Уралхиму», который, в действительности, не имеет на них в силу приговора прав в полном объёме, а может претендовать лишь на 10 млрд. руб., в то время как в пользу Тольяттиазота» взыскано 77 с лишним млрд.руб.



Похоже, позиционирование «Тольяттиазота» как потерпевшей стороны в этом процессе — лишь предлог, как и говорили его представители, а настоящим интересантом выступает именно «ОХК Уралхим», подконтрольный Дмитрию Мазепину и имеющий финансовые трудности. «Дело ТОАЗа», по мнению юристов, действительно может оказаться попыткой миноритарного акционера посредством рейдерского захвата успешного предприятия решить собственные проблемы.

Иван Петровский

Оригинал материала:

, 24.12.19, «Сбербанк выдал «Уралхиму» кредит на $3,9 млрд»

заключил с «Уралхимом» Дмитрия Мазепина долгосрочное кредитное соглашение и предоставил финансирование в размере $3,9 млрд, говорится в совместном сообщении компании и банка. Средства будут направлены на реализацию инвестпрограммы «Уралхима» и на «улучшение структуры кредитного портфеля компании и оптимизацию графика погашения».

Сделка структурирована как синдицированный кредит в российском праве, сообщила компания. Кто именно входит в синдикат – не уточняется. В понедельник, 23 декабря, Мазепин говорил в интервью «России 24», что компания привлекла финансирование в двух госбанках.

Дмитрий Мазепин

Финансовый директор «Уралхима» Игорь Буланцев сказал «Ведомостям», что средства уже получены. Погашение кредита будет разделено на два транша с погашением через пять и семь лет (большая часть). По его словам средства будут направлены на реализацию новых проектов развития, модернизацию и поддержку действующих мощностей и расширение продуктовой линейки компании. Новая стратегия предполагает новые приобретения, добавил он. Какие именно – топ-менеджер говорить не стал.

«Уралхим» – один из крупнейших производителей минеральных удобрений в России (13% российского производства).

Какой сейчас долг «Уралхима», компания не раскрывает. По данным «СПАРК-Интерфакса», выручка компании от продаж на конец декабря 2018 г. составила 81,1 млрд руб., чистый убыток – 40,2 млрд руб., долгосрочные обязательства – 268,5 млрд руб.

Евгений Разумный / Ведомости

На 1 января 2019 г. долг составлял примерно 281 млрд руб. ($4,4 млрд), соотношение долг/EBITDA – 7,47, пишут эксперты аналитического центра «А.И.С.Т» в исследовании, опубликованном в октябре 2019 г. Среднее значение этого показателя по отрасли химических удобрений – 1,59, замечает управляющий директор ИК «Иволга капитал» Дмитрий Александров. По его мнению, скорее всего, новый долг берётся для рефинансирования уже существующих займов. Возможно, компании удалось договориться о рефинансировании текущего долга по более низкой ставке, согласен старший директор АКРА Максим Худалов. На рынке удобрений сейчас нет позитивных тенденций, оправдывающих крупные займы, уверен он. «Цены на удобрения, включая азотные, фосфатные и калийные, остаются под давлением из-за избыточного предложения на рынке. При этом цены на сельскохозяйственную продукцию не растут», – говорит руководитель отдела аналитических исследований Альфа-банка Борис Красноженов. Давление на кредитоспособность группы оказывают значительный износ основных фондов и незавершенные инвестпрограммы по обновлению производства, добавляет Александров.

«Уралхим» является акционером производителя калийных удобрений «Уралкалия» (20%). До недавнего времени был одним из акционеров «Уралкалия». В декабре прошлого года дочерняя структура Сбербанка приобрела 10,18% обыкновенных акций «Уралкалия» у Rinsoco Trading, бенефициаром которой является давний партнёр Мазепина Дмитрий Лобяк. Сумма сделки не раскрывалась, тогда пакет в 10,18% стоил на Мосбирже 25,9 млрд руб. В июне этого года пакет Сбербанка выкупила Rinsoco Trading Co.

Полина Трифонова



Источник: “https://scandaly.ru/2020/01/17/metodyi-resheniya-problem-ot-dmitriya-mazepina/”

Последнее от

Другие материалы в этой категории:

Проишествия

Редакция