7 лет для Тимошенко

0

Поделиться в соц. сетях

Трех часов дня 27 сентября общественность ждала с особым предвкушением. Двухнедельный перерыв в рассмотрении дела Тимошенко оказался неожиданным даже для ее защитников, и те, несмотря на возможность, наконец таки, тщательно подготовиться к дебатам, даже требовали следствие восстановить.

Пока они буквально забрасывали судью Киреева ходатайствами (то о возобновлении рассмотрения дела, то об изменении меры пресечения бывшему премьеру), соратники Юлии Владимировны атаковали Верховную Раду законопроектами о декриминализации уголовных статей за политические преступления. И первые, и вторые ничего не добились. Тимошенко снова привезли в Печерский суд.

Кто последний?

Под зданием суда в ожидании собрались представители фракции БЮТ – Иван Кириленко, Сергей Соболев, Андрей Кожемякин, чуть в сторонке встала самая очаровательная претендентка на место ЮВТ Наталья Королевская. Вела себя она очень спокойно и с криками: «Пропустите!» на оцепление не кидалась. Чего об остальных нардепах и журналистах не скажешь. Те пытались прорваться сквозь беркутовцев, которые оттеснили всех в угол двора, и хоть мельком, но увидеть, как Тимошенко выходит из автозака.

Фото Associated Press

Сотни людей на Крещатике тоже скандировали свои «за» и «против». «За» оказалось больше – сторонникам Юлии Владимировны удалось снести ограждение, загораживающее путь в заветный дворик Печерского суда. Дополнительный наряд «Беркута», конечно, проблему решил и всех лишних (и не лишних тоже) вытолкал назад.

В это время уже началась толкотня в очереди за право первым зайти в зал суда. Поэт и общественно-политический деятель Дмитрий Павлычко, размахивая удостоверением, активно расталкивал народных депутатов. Муж Юлии Тимошенко Александр с вымученной улыбкой тщетно пытался дать понять, что ему «туда надо». В зале кому-то уже уступал свое место Иван Кириленко, гордо мотивируя тем, что будет стоять. Слышался насущный вопрос: «Ну что сегодня уже дебаты?» и неуверенный ответ: «Вроде, но что там за две недели порешили-то?». Наконец, все расселись, шум-гам более-менее стих, и судья Киреев огласил начало заседания.

Сторону защиты Тимошенко в суде представляли адвокаты Юрий Сухов, Николай Сирый, Александр Плахотнюк, а также ее муж и дочь Евгения Карр. Защитники и сама ЮВТ сразу и единогласно сообщили, что переходить к дебатам не согласны, потому что не были рассмотрены все материалы дела.

Юлия Тимошенко: Не было рассмотрено мое поручение Продану (экс-министр Минтопэнерго – прим.автора). Что в принципе убирает любые претензии по отношению ко мне, которые касаются превышения служебных полномочий. Я не только не совершила преступление, я, вообще, не нарушала закон. Это поручение нужно огласить, чтобы защита могла на него ссылаться, а также итоги аудиторской проверки «Нафтогаза», проведенной компанией «Эрнст энд Янг». Насколько я знаю, процессуальный кодекс это предусматривает.

Судья Родион Киреев в ответ несколько раз дернул бровью, но ходатайство защиты вернуться к стадии судебного следствия отклонил и предложил перейти к дебатам. Прения открыла прокурор Лилия Фролова. Тимошенко, прикрыв глаза, приготовилась слушать.

Мычание нардепов и дежа вю Фроловой

Монотонным голосом начала зачитывать госпожа Фролова содержание предыдущих серий. Причем, серий далеко не судебного разбирательства. Под недоуменные восклицания бютовцев: «А как это относится к делу?» и абсолютно безрезультатные попытки Киреева успокоить народ, она читала информацию об аналогичных случаях в Германии и Италии.

— В последние десятилетия всплески подобных дел…, – бубнила прокурор Фролова.

И тут в зале послышалось характерное мычание. Есть такая хоровая распевка – когда нужно с закрытым ртом как можно дольше пропеть на разные лады букву «м». Так вот, народные депутаты, присутствующие в зале суда, именно этим и занялись – хором и в разных тональностях ее затянули.

После угрозы Киреева удалить их из зала, мычание стихло, однако депутатов тут же охватил новый недуг – кашель. С постоянной периодичностью он слышался то справа, то слева и все больше нарастал. Речь прокурора и уже подуставших соплеменников прервала сама Тимошенко с просьбой выключить кондиционер. Тут все присутствующие, видимо, вспомнили, что идут дебаты, потому что именно их из обычной просьбы и развели. Выключать кондиционер или еще чуть похолодить, по словам защиты, только переболевшую простудой ЮВТ Киреев и нардепы обсуждали больше пяти минут.

Фролова тем временем перешла в более реальные условия и времена и начала повествование о жизни и деятельности Тимошенко как политика, начиная с 2008 года. Все, что могло быть связано с ЮВТ и «газовым делом» находилось в ее талмуде страниц на сто. Слушать то, что всем и так давно известно было скучно: кто-то открыл «косынку» на нетбуке, кто-то занялся изучением телевизионной программы случайно оказавшейся в сумке газеты. Народный депутат Сергей Соболев, которому сидячего места не досталось, прислонился к стеночке и закемарил.

Прокурор Фролова пока вносила предложение не брать во внимание свидетельства Юрия Продана, Александра Турчинова и Михаила Левинского. А о том, что именно и кому говорил и не говорил экс-президент Украины Виктор Ющенко по поводу газовых соглашений, посвятила почти целую страницу текста:

— Ющенко ничего не говорил о том, подписывать контракт или нет. Дубина сказал, что Тимошенко ему все объяснила…

А вот дальше Фролова «прокололась». Страница с описанием диалога Ющенко и Дубины относительно директив закончилась, она ее перевернула и ее же (!) во второй раз продолжила читать. Получилось такое себе дежа вю в деле.

Свет включили, когда ЮВТ замолчала

Стоит отметить, что за время заседания кто-то случайно периодически нажимал на выключатель, и свет в зале суда пропадал два раза. Третий раз – оказался более серьезным.

— Провокация! – послышалось среди нардепов.

Когда освещение погасло и стало ясно, что его нет во всем здании, судья Киреев объявил технический перерыв и вышел. А вот Юлия Владимировна в потемках решила прибрать бразды правления в зале заседания хоть временно, но в свои руки. И тут же стала благодарить своих сторонников, а с ними заодно еще и всех афганцев, и студентку Киево-Могилянки, и ведущую УТ-1.

Юлия Тимошенко: Эти две недели я за всеми следила, за всеми событиями, которые происходили в стране. Я хочу сказать спасибо всем афганцам, которые поняли, что борьба за Украину – это одновременно борьба за свою жизнь, за возможности и благополучие. Они показали, что власти ничего нельзя спускать с рук. Когда поднимается народ, депутаты прячут свои значки и проползают коридорами в сессионный зал.

Я восхищаюсь тем, как молоденькие хрупкие студентки могут давать отпор тем министрам, которые идут против национальных интересов. Да, это сделала одна – Дарья Степаненко, но свое слово она сказала. А ведущая государственного канала УТ-1, которая сообщая о погоде, отметила, что в Украине такой режим: один человек меняет реальность. Так вот если они в одиночку что-то делают, то 45 миллионов способны на большее – они могут изменить все.

Как только Юлия Тимошенко закончила свою пламенную речь и села на место, свет включился. Причина неполадки выяснена так и не была.

Дебаты начались, только не те

Прокурор Лилия Фролова продолжила свое выступление цитатой ЮВТ, и своими словами накликала на себя гнев подсудимой и ее сторонников:

— Тимошено сказала: «Мы на 2009 год соглашение подписали, а все остальное – для Януковича». Действительно, мотивом действий Юлии Владимировны были не интересы государства, а повышение собственного имиджа.

Экс-премьер и ее защитники восприняли слова как личное оскорбление и начали прерывать Фролову, что, в общем-то, делать запрещено.

Юлия Тимошенко: Эта представительница прокуратуры устраивает здесь дешевое пиар-шоу!

Не выдержали и сторонники Тимошенко и решили высказать здесь и сейчас все, что накипело. Первым с места сорвался заместитель главы парламентского комитета по вопросам правосудия Юрий Кармазин:

— Почему вы позволяете себе так вести дело? Я как автор Уголовного кодекса утверждаю, что в действиях Тимошенко нет состава преступления. Я это написал в заявлении, которое сегодня не озвучили. Я сижу здесь и жду, когда же вы его огласите. Я ничего не нарушаю, я просто хочу кое-что объяснить младшей коллеге: вы сейчас совершаете уголовное преступление. А ты, мальчик (Кирееву – прим.атора), открой, почитай законы. Такого в законе нет!

Киреев удалил Кармазина из зала суда, снова дернул бровью, сделал замечание Тимошенко, тоже пытающейся вставить пару слов, и пригрозил в случае нарушения порядка судебного разбирательства и тишины удалить из зала всех присутствующих. Последних такое заявление только разгорячило.

Николай Зверев, правозащитник: Вы еще 45 миллионов расстреляйте! Что вы такое говорите на всю страну. А мы головы согнули и будем просто сидеть вас слушать? Я выйду тоже, у меня нет сил уже слушать это вранье. Вас на Майдане будет судить украинский народ еще.

Следом за ним, но уже с большей неохотой, проследовал депутаты от БЮТ Владимир Бондаренко:

— А что милиция делает? Мордует народ на улице. Вы наркоманов поотпускали, а судите патриота Украины!

Слово ни Кирееву, ни Фроловой в депутатские «дебаты» не дал вставить Остап Семерак. Громко на весь зал он заявил об окончании рабочего дня:

— Шесть часов. Посмотрите на женщину (о прокуроре Фроловой – прим.автора) – она уже заикается. Хватит издеваться над работниками прокуратуры.

На указание покинуть зал суда, нардеп попросил не только назвать номера статей, по которым он должен выйти, но и зачитать их вслух. По его словам, на стадии дебатов у судьи нет законного права принимать какие-либо процессуальные решения и удалять присутствующих из зала. В ответ лишь получил обещание, что выдержки из них будут присланы письмом на домашний адрес. Выйти из зала или продолжить «дебаты» Остап так и не успел – Киреев снова объявил перерыв.

7 лет и полтора миллиарда

Через 20 минут, когда все вернулись на места, прокурор Фролова зачитала оставшиеся пол странички. Фраза «Юлия Владимировна Тимошенко – замужняя женщина…» снова вызвала бурю восторга в зале. «Это правда, хоть что-то правда», – в один голос кричали оставшиеся нардепы.

Фото Associated Press

Далее прокурор отметила, что никаких смягчающих и отяжеляющих обстоятельств ЮВТ не имеет, и попросила суд признать ее виновной:

— Государственное обвинение считает, что вина подсудимой полностью доказана. Просим назначить наказание в виде лишения свободы сроком на 7 лет, без дальнейшего права занимать государственные должности на протяжении 3 лет. А также удовлетворить гражданский иск «Нафтогаза» о возмещении убытков в размере 1,516 миллиарда гривен.

К слову сказать, несмотря на требование прокуратуры признать ЮВТ виновной, срок госпожа Фролова согласно статье 365 могла спокойно потребовать и побольше: не 7, а все 10 лет. А может, уже знала о новом законопроекте об отмене наказания в виде лишение свободы за экономические преступления, который в этот же день зарегистрировал президент страны Виктор Янукович, или слышала о его же предложении отменить 18 статей Уголовного кодекса…

Фото участников митинга. Украинская правда

Собственно, договорить последние слова Фроловой все равно не удалось. Не услышал уже никто и то, что после говорил судья Киреев. Представители оппозиции криками «Ганьба!» буквально вынесли всех из зала суда. На лице Юлии Тимошенко не дрогнул ни один мускул.

Екатерина Пешко, для

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.