Украина: вспомнить все

0

Поделиться в соц. сетях

Двадцать лет назад, в декабре 1991 года состоялось последнее событие, окончательно оформившее распад Союза и суверенитет Украины. В УССР прошел референдум, на который был вынесен вопрос — Подтверждаете ли Вы Акт провозглашения независимости Украины?. В плебисците приняло участие 84% граждан республики, поддержали государственную независимость Украины 90,32% участников, не поддержали — около 8%.

Эти цифры тем более примечательны, что за семь месяцев до этого на общесоюзном референдуме 70% жителей союзной житницы проголосовали за сохранение СССР (28% были против этого). С одной стороны, столь радикальную смену взглядов можно объяснять итогом планомерной идеологической работы сепаратистов, но украинский политолог Вадим Карасев считает, что в основе лежал иной фактор. Он уверен, что основная масса людей исходила из понимания простого факта, что фактически Советского Союза на тот момент уже не существовало.

К декабрю 91-го года СССР уже не было – особенно это стало ясно после провала ГКЧП. Вполне закономерно поэтому, что в марте 91-го года люди голосовали за сохранение Советского Союза, а, спустя полгода, в декабре 91-го народ голосовал за выход УССР из состава СССР. Если в марте было за что голосовать, и было, что сохранять, то к началу зимы единого государства уже не было. Просто напросто альтернативы никакой уже не было, — уверен политолог.

К этому примешивались стойкие иллюзии о том, что сравнительно небольшому украинскому государству в одиночку быстрее удастся выйти из общесоюзного экономического штопора. Как отмечает крымский политолог Андрей Мальгин, жители УССР верили, что избавление от бремени огромной страны принесет процветание. В обществе господствовал тренд, что маленькое – это хорошо. Считалось, что Украине дополнительно приходится кормить ту же Среднюю Азию. При этом Украина по советским меркам была высокоразвитой страной – она была одним из индустриальных центров СССР. И это давало основу национал-демократам говорить, что как только Украина отделится – то сразу начнет жить великолепно, — рассказывает политолог.

Мальгин считает, что очень многие из тех, кто в декабре 91-го голосовал за независимость, не вкладывали в это никакого национального смысла. Даже русские, голосовавшие за независимость Украины, делали это не потому, что им была близка идея национального украинского государства. Они думали, что в маленьком процветающем обществе можно создать более полноценное государство европейского типа. Но все это осталось лишь иллюзией, — добавляет эксперт.

К тому же далеко не все из тех, кто поддержал независимость Украины, знали, что тем самым они подписывают приговор Советскому Союзу, считает историк Андрей Никифоров. Начнем с того, что это был не референдум по выходу Украины из состава СССР. Это был референдум, на котором надо было поддержать независимость УССР. И в силу вот этой самой позитивной вопрос уже располагал к положительному ответу, — рассказывает эксперт.По его мнению, существовал еще один запутанный аргумент о том, что независимость Украины не означает выхода из состава Советского Союза. Многие воспринимали это лишь как расширение полномочий. И многие из тех, кто пришел на референдум – не голосовали за распад СССР, — добавляет Никифоров.

Конечно, не стоит полагать, будто у голосовавших не было вовсе никаких политических целей. Главный редактор украинского телеканала ТВi Виталий Портников, убежден, что 91-й год стал образцом ситуации, когда самые разные мотивы людей привели к одному результату. Были те, кто голосовал именно за независимость Украины, за появление нового независимого государства на политической карте Европы. Были и те, кто, голосовал по экономическим мотивам, ведь жителям страны приводили статистику, по которой большинство бюджетообразующих предприятий УССР работали на центр. Украинцам объясняли, что независимая Украина будет богатой. Это, кстати, могло бы осуществиться – если бы после провозглашения независимости в стране были бы проведены необходимые реформы, — рассказывает политобозреватель.

Были и те, кто голосовал за независимость потому, что ельцинская Россия фактически подменила на тот момент собой Советский Союз. Даже правительство СССР было фактически правительством РФ. И те, кто воспринимал Советский Союз именно как систему баланса интересов союзных республик – относились к этому моменту негативно. В частности, эта мотивация двигала членами коммунистической фракции в украинском парламенте. В конечном итоге, именно эта гамма интересов и привела к столь результату, — резюмирует Виталий Портников.

Спустя двадцать лет украинская социология выглядит на первый взгляд достаточно оптимистично. По данным Киевского международного института социологии, 82,6% граждан Украины поддерживают независимость своей страны, 70% респондентов считают, что Украина и Россия должны быть независимыми государствами с открытыми границами без виз и таможни. 13% граждан Украины считают, что между двумя странами должен существовать визовый режим. И лишь 16% граждан страны выступают за создание единого государства – причем даже на юго-востоке их доля не превышает 25%.

Но именно опыт двадцатилетней давности подсказывает – общественные настроения нередко служат не компасом для государственной политики, а лишь флюгером, следующим за тенденциями, а не определяющим их. И потому было бы наивно думать, что нынешние цифры означают незыблемость существующей политической реальности. В конце концов, наше собственное прошлое научило нас, что история никогда не заканчивается. Она всегда продолжается.

Глеб Плотников Источник:

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.