На охранников Каравана (в том числе и на жертву) киевляне жаловались еще в 2009 году [ФОТО]

0

На рассмотрение читателей Прометея предлагаем старую, но достаточно интересную и, в свете последних событий, внезапно актуальную новость. Эта история случилась три года назад в Киеве. В гипермаркете Караван. Так, именно в том месте, где на днях были расстреляны охранники. Особенность истории не только в том, что описанный конфликт с охранниками (так, к сожалению, банальный, но недопустим для нормального общества). Фишка той новости – фотография с места событий, где один из “борзых” охранников не был так похож на первого убитого неизвестным позавчера.

Нет, мы не будем становиться на одну из сторон. Мы не знаем точно события конфликта 2009 года, а тем более нынешнего. Мы лишь публикуем для размышлений. Трезвых размышлений. Просто данная ситуация немного напомнила редакции Оксану Макар. Тогда, после первых дней, после шока и протестов, после его смерти и попадания тройку уродов за решетку, в определенной части общества (в том числе и у нас) сформировалась несколько особое мнение – виноваты обе стороны. По насильников – вопросов даже не возникает. По Оксаны … Как ее не жалко, но эта девушка стала примером, не стоит подражать молодым украинкам. Иначе – никто не убережет.

И вот через полгода очередной резонансное преступление. Тоже страна в шоке, в трауре, молодые ребята, молодые семьи … И когда подобное должно было произойти. Это как снежный ком – когда-то и упадет. На самом деле конфликт наращивался годами. В каждом городе, в каждом супермаркете, или другом охраняемом. О причинах и последствиях – не в этом материале. Сейчас просто приглашаем к прочтению обычной истории, которые пачками случаются во многих украинских городах.

Материал опубликован 7 июля 2009 года в интернет-газете Сейчас (информационное агентство ЛигаБизнесИнформ):

“Воскресное утро начиналось замечательно – прекрасная погода, мы с женой и внучкой едем на дачу. Киев еще полусонный, автомобилей мало, дороги чистые, солнышко светит – красота! Но мы еще не знали, что судьба и несколько мужчин в форме, охранников ТРЦ” Караван “, которые распоясались, нам подготовили другой” праздник “.

В 10:40 раздался телефонный звонок по мобильному от сына: “Папа, ты далеко? Здесь охранники Каравана озверели, сейчас меня будут бить, вызывай милицию!». В трубке слышен мат, крики и связь прерывается.

Я возвращаю машину назад и лечу к Каравану, к счастью успел доехать только до птичьего рынка. Заодно пытаюсь набрать сына. Опять крики в трубке и повторная просьба сына вызвать милицию.

Подлетает к Каравана, бегу в инфоцентр, спрашиваю у двух охранников возле камеры хранения “где конфликт?”. Мне показывают – там, за туалетами, комната охраны. Я к ней, дверь закрыта, начинаю стучать и звать сына. Слышу голос сына и кричу, что бы меня пустили. Двери деревянные, слабые на вид, держатся на магнитном замке. Когда я их пытаюсь открыть и с силой рву на себя, они отклоняются и появляется щель на полтора пальца.

10:49 Я кричу и пытаюсь открыть дверь. В это время слышу и вижу в щель, что сын пытается вырваться с той стороны. Я в щель вижу как его хватают за шею, руки и ноги и тащат в глубину помещения, голоса затихают. Как потом выяснилось, там еще двое дверей дальше. Когда начал ломать дверь, дал свой телефон жене, она вызвала по 102 милицию с сообщением, что охрана Каравана бьет нашего сына.

Хотя двери и были слабыми на вид, но мне их выломать не удалось, удары ноги тоже не помогли. Я взял кусок доски и попытался открыть дверь с его помощью, используя как рычаг. С той стороны двери держали двое охранников и замок. Силы оказались неравны и они устояли. Пока я бунтовал у закрытой двери, меня никто не пытался успокоить. Два охранника у камер хранения куда-то испарились, а жаль.

Где-то в 10:57 появляется сотрудник в форме милиции. Двери открывают, мы заходим внутрь. В помещении после коридорчика еще одну дверь и за ней находится мой сын в окружении шести охранников. Сын весь взъерошенный, красный как рак, на шее следы от удушения, потертости на коже, красные пятна на руках, но живой, к счастью.

Теперь о том, что произошло. Сын собрался в небольшой отпуск – на рыбалку в глушь где-то на неделю. В Караван зашел купить батарейки для фонарика и какого-то кваса особенного. Подошел к стенду с батарейками, взял их и пошел за квасом. Нужного ему кваса в продаже не оказалось и, чтобы не стоять в очереди только через одни батарейки, он их оставил у кваса и ушел. Уже на выходе на улицу из торгового центра его задержали трое охранников и предложили пройти “поговорить” в помещение охраны. Не успел сын сообразить, что происходит, когда его, как преступника окруженного с трех сторон повели в комнату охраны, подталкивая в спину, когда он хотел остановиться.

В помещении охраны выясняется, что его обвиняют в краже батареек. Вот здесь уже пошел конфликт по нарастанию – повышенные голоса, мат и все прочие прелести. В процессе шума и гама старшему охраны сообщают, что батарейки нашлись и никакой кражи нет. Сыну говорят – “Все, свободный, пошел на х.й отсюда”

Сын попытался выяснить их фамилии под предлогом подачи иска в суд за незаконное задержание с применением физической силы. Никто фамилий не называл, у них на шее только бейджики с номерами, даже без кличек, не то, что фамилий. По словам сына, на его требование представиться было сказано что-то типа “будешь вийо .. ся, здесь и закопаем”. Сын пытался взять с шеи у одного из охранников его бейджик и попытался его рассмотреть.

Но здесь и последовала команда старшего “Ломайте его». Началась потасовка.

У меня сын – “лось” здоровый, поэтому ему удалось вырваться из помещения охраны, и схватка уже продолжилась в зале. Это видели множество посетителей Каравана, но моей жене удалось взять мобильные телефоны только у двух девушек, сотрудниц инфоцентра, которые готовы выступить свидетелями. Как они объяснили – они не имеют отношения к магазину и его охраны, а потому не боятся санкций со стороны руководства.

Другие сотрудники Каравана в страхе шарахались от моей жены, расспрашивала у людей, кто что видел. Два человека после этого медленно проходя мимо моей жены, маскируясь, говорили шепотом сквозь зубы, что все видели, но боятся руководства и потому молчат. А также о том, что охрана в Караване вытворяет, что хочет, и это не первый случай избиения человека в них.

Сына силой шесть человек затащили обратно в помещение охраны. Вот тут уже и били, и толкали. Когда я приехал, он как раз пытался вырваться второй раз.

После появления милиционера и до окончания все было тихо, мирно и спокойно. Милиционер был на стороне охранников, на мой вопрос о невмешательстве в конфликт видморожувався тем, что Караван большой, а он один, когда ему сообщили, он и пришел. Охрана отказывалась давать свои имена и фамилии, только номера. Милиционер не предпринял никаких действий для выяснения личностей охранников, участвовавших в избиении моего сына.

Где-то минут за тридцать прибыл милицейский патруль, выяснить в чем дело. Оказывается, и охрана вызвала милицию. По чьему вызову приезжали, я так и не понял, и считаю это неважным. Я заставил наряд выяснить имена и фамилии по крайней мере трех охранников, включая старшим, при этом записывая на диктофон в телефоне. Наряд переписал фамилии, суть конфликта в изложении сторон и приказал ждать следственной группы. Я снял несколько человек на телефон и старшего на свой фотоаппарат. Мне кричали, что у них запрещено снимать, а я предложил им забрать у меня фотоаппарат силой и предупредил, что его стоимость составляет несколько тысяч долларов.

Приехала группа из двух человек, взяла заявление у сына и пояснения у начальника охраны. Выписала направление на медицинскую экспертизу. Но меня выставили из комнаты охраны и отказались показания.

Сегодня у сына появились синяки на руках, ребрах, ногах. Он поехал на экспертизу и прошел обследование – легкие телесные повреждения. И слава Богу, что только легкие. Но это телесные. А кто оценит тяжесть душевных “повреждений” моего сына, которого за руки и ноги вытаскивали в обложенную кафелем двухметровую кладовку в конце помещения охраны с намерением “там и закопать”?

Как можно оценить мои душевные “повреждения”, когда я видел в дверную щель, как тянут в неизвестность моего сына и боль от бессилия чем-то ему помочь? Как можно оценить душевные “повреждения” матери, на глазах которой издеваются над ее сыном? Как можно оценить душевные “повреждения” сестры, с годовалой дочкой на руках, которая наблюдала за этим?

И последний вопрос: пока моральные уроды в форме охранников будут издеваться над нами, попирая законы и оставаться безнаказанными?

На последний вопрос я попытаюсь дать ответ и приложу все свои усилия, чтобы фигурантам этого дела надолго отбить охоту распускать руки.

А в ТРЦ “Караван” будет предъявлен иск о защите чести и достоинства и возмещении морального вреда. Может после этого они задумаются о том, кому поручают охрану своего объекта. “

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.