В Донецке внучка «замуровала» в квартире 80-летнюю бабушку.

0

Бабушка закрыта в квартире и не может даже вызвать врачей. Во всем обвиняет свою родную внучку, которая добивается выселения пенсионерки из квартиры. Еще 31 мая внучка, владелица жилья, закрыла бабушку, которая также там прописана, с тех пор пенсионерка не может выйти на улицу.

Бабушка изолирована с 31 мая. Квартира находится на 1 этаже, благодаря чему дочь пенсионерки имеет возможность передавать женщине продукты и воду, но попасть внутрь не удается — окно заварено решеткой, сообщает со ссылкой на ТСН.

Правозащитник Александр Кудинов обратился к журналистам, чтобы заявить о бездеятельности правоохранительных органов. По его словам, обращения в милицию не дают результата.

«С 31 мая не могу проведать маму, дверь в ее комнату дочка заперла на замок снаружи, ключей от квартиры у меня нет. 10 мая у мамы случился перелом шейки бедра, она не передвигается, ей нужна помощь, нужен постоянный уход. Я же не могу попасть в квартиру и даже не могу договориться с дочкой, чтобы она вынесла за бабушкой туалет. 4 июня вызвала маме «скорую» — бригаде врачей удалось попасть внтурь после долгих уговоров, благодаря чему мама поела, ведь она не может добраться даже до подоконника, куда я ставлю бульон. В социальной службе отказали в помощи», — рассказала дочь старушки Лариса Ляхович.

В жестоком отношении к бабушке родственники обвиняют 30-летнюю Яну Моисеенко. Год назад семья, состоявшая из бабушки, матери и дочки, обменяла свою квартиру в центре Донецка на квартиру большей площади в Куйбышевском районе. Вера Васильевна осталась жить с внучкой в трехкомнатной квартире, а Лариса съехала к мужу.

В милиции ссылаются на то, что квартира — частная собственность Яны Моисеенко. Но Вера Васильевна так же прописана в ней.

«Обращалась не меньше пяти раз в Куйбышевский райотдел, писала заявления 1 и 2 июня, вызывала 102. Сначала отвечали: мы ничего не можем сделать, один раз пришел милиционер — опросил бабушку, и на этом все», — говорит Лариса Ляхович.

«Жизнь человека по Конституции высшая ценность. Правоохранители потворствуют преступлению. Тут же очевидно статья 135 Уголовного кодекса — «Оставление в опасности человека»! Пока не возбудят уголовное дело, ничего не изменится», — комментирует правозащитник Александр Кудинов.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.