В филиале крупного украинского банка на инвалида «навесили» кредит

0

Во львовском филиале крупного украинского банка на 54-летнего инвалида «навесили» кредит. Мужчине удалось доказать, что под договором стоят чужие подписи, но банк все равно снял с пенсионной карточки все его сбережения

— То, что с банками в нашей стране лучше не связываться, я знал давно, — говорит54-летнийльвовянин Владимир Москалик. — Не раз в вашей газете читал истории, когда люди полностью выплачивали кредит, а потом узнавали, что на них «навесили» колоссальные задолженности. Поэтому решил ни в коем случае не брать кредитов и не открывать депозитный счет. Зачем лишний раз рисковать? Но, к сожалению, когда я вышел на пенсию, без банков было не обойтись — в пенсионном фонде заявили, что деньги мне станут начислять на карточку одного известного банка. Соглашаясь на это условие, я и подумать не мог, чем для меня это закончится.

«Женщина, ну что вы хотите? Сами нам задолжали, а теперь еще и права пришли качать»

Перед тем как открыть пенсионный счет, Владимир посоветовался со знакомыми и выяснил, что они получают деньги в этом же банке.

— «Да что ты переживаешь? — говорили мне друзья. — Мы уже несколько лет получаем деньги на карточку, и ни разу не было проблем», — рассказывает Владимир Москалик (на фото). — В результате я тоже открыл в банке пенсионный счет. Мы с женой тогда еще жили в Червонограде Львовской области, и я обслуживался в одном из местных банковских отделений. А в 2005 году наша семья переехала во Львов. Как мне объяснили в банке, пенсионный счет в Червонограде при переезде нужно было закрыть и открыть новый — в одном из львовских отделений. Именно так я и сделал.

— Следующие четыре года все было в полном порядке, — присоединяется к разговору Анна, супруга Владимира. — Муж по-прежнему получал деньги на карточку. А в 2009 году нам пришло письмо из Днепропетровска, из центрального офиса банка. В этом письме, адресованном супругу, говорилось, что он проиграл какой-то суд и на его квартиру на улице Владимира Великого наложен арест. Но у нас нет никакой квартиры на этой улице! Еще в письме было сказано, что Володя якобы не выплачивает какой-то долг. Хотя никаких долгов перед банком у мужа не было — он просто получал там пенсию.

— В отделении, где мне открывали счет, сказали, что ничем помочь не могут, — продолжает Владимир. — Дескать, раз есть такое письмо, я наверняка брал в банке кредит. Но этого не было! «Не было, говорите? — переспросили в центральном офисе на улице Ивана Мазепы. — Ну значит, тогда действительно произошла ошибка. Вы же сами сказали, что по указанному в письме адресу у вас нет никакой недвижимости. Значит, точно ошибка. Так бывает». «В том письме еще сказано, что я проиграл какой-то суд», — напомнил я. Клерк посоветовал не обращать на это внимания.

— Мы все же отправили запрос в Жовтневый райсуд Днепропетровска — судя по письму, которое пришло, наше дело было проиграно именно в этом суде, — уточняет Анна Москалик. — Вскоре получили ответ, что упомянутый иск в суде не рассматривался. Нас это успокоило.

Больше к инциденту супруги не возвращались. Но в апреле 2010 года впервые не смогли снять деньги с карточки Владимира.

— Мы должны были ехать в гости к свекрови, и муж поручил мне забрать пенсию с его карточки, — вспоминает Анна. — Предупредил, что часть средств он уже снял, поэтому на счету должно было остаться 660 гривен. Но денег я не получила — на дисплее компьютера высветилась надпись: «Транзакция отменена». Не понимая, в чем дело, мы обратились в банк.

— В центральном офисе заявили, что мои деньги… пошли в счет погашения кредита, — возмущается Владимир. — «Да что ж такое? — не выдержал я. — Я ведь не брал никакого кредита!» «Что значит „не брали“? — поморщился сотрудник службы безопасности банка. — У вас есть задолженность. И не нужно нам тут сказки рассказывать». Я потребовал, чтобы мне показали документы. Ведь если я брал кредит, то должен был заключать с банком договор, ставить свои подписи. Но кредитное дело мне так и не выдали. Заявили, что это очень сложная процедура, она займет не один день и, чтобы мне что-то показали, нужно написать заявление. Я тут же это сделал. Клерки и сотрудники службы безопасности вели себя просто отвратительно. На половину вопросов не отвечали, только насмешливо ухмылялись.

— Я тоже не понимала, к чему все эти ухмылочки, — говорит Анна. — Нам с мужем было не до смеха. Когда я начинала задавать вопросы, меня обрывали на полуслове. «Женщина, ну что вы хотите? — сотрудники демонстративно закатывали глаза. — Сами нам задолжали, а теперь еще и права пришли качать». Помню, не выдержала и потребовала, чтобы мне хотя бы не хамили. «Кто это вам хамит? — сотрудник службы безопасности на наших глазах порвал заявление, которое только что написал Володя. — Пошли вон отсюда. А будете скандалить — вам сейчас по ребрам надают».

«В кредитном договоре мошенники, расписавшись за меня, указали… мою девичью фамилию»

— Мы с мужем начали возмущаться, — продолжает Анна. — Закончилось тем, что нас на глазах у остальных посетителей вытолкали на улицу. Написать второе заявление Володе так и не дали. Не зная, что делать, мы пошли в милицию.

— Приняв наше заявление, в рай­отделе пообещали разобраться, — говорит Владимир. — Мы понадеялись, что так и будет. Но вскоре получили отказ в возбуждении уголовного дела. Дескать, в действиях сотрудников банка нет состава преступления и мы должны решать свои вопросы в гражданском порядке, то есть через суд. Но как их решать, если в банке нам даже не показывают копию кредитного договора? Чем апеллировать в суде, если мы не знаем ни номера договора, ни даты его заключения? Более того, неизвестно, существует ли вообще этот договор. Помогла жалоба в прокуратуру — постановление об отказе отменили, и милиция заново начала проверку.

Тем временем супругов ждал еще один неприятный сюрприз. Когда в следующем месяце Владимир решил снять с карточки свою пенсию (ему должны были начислить 1900 гривен), денег на карточке опять не оказалось. Несмотря на то что в милиции уже возбудили уголовное дело, банк продолжал погашать чей-то кредит за счет пенсии Москалика.

— Клерков наши доводы не интересовали, — качает головой Анна. — Мы не знали, на что нам жить — и так перебиваемся от получки до получки. Мне начисляют копейки, в основном живем за счет пенсии мужа. В банке с нами не стали даже разговаривать. Только в очередной раз нахамили, дав понять, что мы никому ничего не докажем. И пообещали устроить нам «веселую жизнь».

С тех пор пенсионеров начали буквально терроризировать. Сначала клерки, потом — коллекторы. Из банка могли позвонить даже ночью и потребовать вернуть долг. К тому времени он уже составлял около 40 тысяч гривен.

— Уголовное дело то открывали, то закрывали, — вспоминает Владимир Москалик. — Неофициально в милиции намекнули, что связываться с этим банком никто не хочет — дескать, у них по всей Украине все схвачено. Я продолжал обращаться в прокуратуру с жалобами. И только после того, как уголовное дело открыли в третий раз, следователь наконец изъяла злополучную кредитную историю.

— Увидев документы, я просто лишилась дара речи, — возмущается Анна. — Знала, что бывают аферы, но такой наглости не ожидала. Оказалось, кредит на имя мужа кто-то взял еще 13 октября 2005 года. Я прекрасно помню этот день — мы каждую осень ездим в гости к свекрови в Тернопольскую область. Было видно, что копия паспорта сделана уже с копии — вокруг фотографии темнела двойная рамочка. Но самое главное — подписи. Они были чужие! У Володи совсем другой почерк. Мошенники явно не старались добиться схожести. Расписались и вместо меня — дескать, я как супруга дала согласие на то, чтобы муж взял кредит. При этом указали… мою девичью фамилию! Аферисты увидели ее на штампе о регистрации брака в паспорте Володи. Но не подумали, что фамилию я могла изменить… После такого мы уже не сомневались, что наша ситуация легко разрешится. И вдруг узнали, что в милиции опять закрыли уголовное дело.

«Каждую ночь мы ложимся спать в страхе — что мешает этим негодяям ворваться к нам в дом?»

Добиться почерковедческой экспертизы Владимиру Москалику удалось только через год. Эксперты подтвердили, что на кредитном договоре стоят не его подписи. Но даже после этого банк не собирался отступать.

— Клерки сдержали слово — превратили нашу жизнь в сущий кошмар, — чуть не плачет Анна Москалик. — Начались бесконечные звонки и угрозы. Коллекторы могли позвонить и ехидно спросить: «Что, дома сидите? А вы знаете, что завтра вашего дома может не быть? К вам уже едут ребята. Готовьтесь! Сегодня же выкинут вас на улицу. На мусорке и подохнете». Мы отключали на ночь телефоны, но тогда звонили на домашний… Очередным таким звонком довели мужа до сердечного приступа. Володя и без того страдает гипертонией, после производственной травмы регулярно приходится ложиться в больницу. Когда муж попал туда с приступом, названивать начали мне.

Однажды во двор ворвались несколько молодчиков под два метра ростом. Я сидела дома с маленькой внучкой и ужасно перепугалась. «Выходите из дома, суки! — орали они. — Или вас сейчас вынесут вперед ногами». «Умоляю, оставьте нас в покое! — расплакалась я. — Муж на ваших договорах не расписывался. Или вам мало экспертизы?» «Какие, к черту, договора? — эти изверги не хотели ничего слышать. — Сейчас затолкаем тебя и ребенка в машину и вывезем в лес. Собирайтесь!» С этими словами они направились к дому. Закрывшись на все замки, я прижала к себе внучку и начала молиться. Нас спасла собака — увидев незнакомцев, она выскочила во двор и прогнала их. С тех пор пес живет на улице, охраняет. А мы каждую ночь ложимся спать в страхе — что мешает этим негодяям усыпить животное и ворваться к нам в дом?

— Я рассказывал о терроре сотрудникам милиции, но их это мало интересовало, — хмурится Владимир Москалик. — Мне отвечали одно и то же: мол, следствие ведется, ждите. К счастью, удалось перевести пенсию в другой банк — иначе меня грабили бы каждый месяц. Коллекторы тем временем установили за нами круглосуточную слежку: у дома все время дежурил джип, а около него — трое парней в черном. Они не уезжали даже ночью. Не зная, что с этим делать, я начал ходить в прокуратуру как на работу. Пускай с коллекторами мне там не помогли, но хотя бы прояснили кое-какие детали дела.

Так, удалось узнать, что липовый кредитный договор оформила клерк-консультант банка Наталья Кузьменко (имя и фамилия изменены. — Авт.). Интересно, что в тот момент она не работала в офисе, где я оформлял пенсионную карточку. Эта женщина была представителем банка в магазине техники и оформила на мое имя кредит для покупки компьютера. В 2005 году этот кредит составлял пять тысяч гривен. На днях у нас была очная ставка. Я видел эту женщину впервые в жизни, да и в магазине, где она работала, никогда не был — я живу совсем в другом районе. Кузьменко была явно напугана и сказала, что ничего не помнит — дескать, прошло слишком много времени. Понятно, что она имеет прямое отношение к афере. Конечно, можно было бы сказать, что к ней пришел другой человек, который представился моим именем, но ведь копия паспорта в кредитном деле с моей фотографией. Стало быть, она знала, что идет на преступление.

— Тем не менее подозрение ей до сих пор не объявили, — сетует Анна Москалик. — В милиции откровенно затягивают расследование. В общей сложности дело рассматривается уже два с половиной года. И в нем до сих пор нет ни одного подозреваемого!

Между тем в прокуратуре заверили, что дело тщательно расследуется.

— Экспертиза действительно подтвердила, что кредитный договор подписал не Москалик, а другое лицо, — заявил прокурор Франковского района Львова Андриан Дудковский. — Сейчас устанавливаются возможные свидетели этого правонарушения. Открыто уголовное производство, ведется следствие.

Решив выяснить, почему банк не возвращает Владимиру Москалику его пенсию и продолжает терроризировать его семью, «ФАКТЫ» отправили запрос в финансовое учреждение. Вчера был получен следующий ответ: «Банк разберется в этой ситуации, и если все подтвердится, клиенту обязательно вернут деньги». То же самое четыре месяца назад банковская служба безопасности львовского центрального офиса пообещала и нашим коллегам с телеканала «ICTV» — они приходили в банк вместе с Владимиром Москаликом.

— Мы проведем служебное расследование и во всем разберемся, — заверил журналистов представитель службы охраны банка Петр Кандратец. — Виновные будут наказаны, а пенсию Владимира ему вернут.

— Недавно читал в вашей газете историю мужчины, который, сняв с карточки собственные деньги, оказался должен банку сотни тысяч гривен, — говорит Владимир Москалик. — Экспертиза доказала, что произошел технический сбой, но у мужчины продолжают их требовать. Несмотря на всю абсурдность ситуации, он даже проиграл суд. Как оказалось, нас обвел вокруг пальца тот же банк.

— После вмешательства телевидения вроде бы появилась надежда, — вздыхает Анна Москалик. — Но на следующий день после приезда журналистов нам снова позвонили коллекторы и потребовали… 60 тысяч гривен. На этот раз угрозы были еще ужаснее. С тех пор прошло три месяца. Денег мужу не вернули. Стало быть, обещанное служебное расследование ничем не закончилось…

Источник:

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.