Игорь Кондратюк: Мы не можем пока снимать на Крещатике – это будет неправильно

0

Популярному украинскому проекту “Караоке на майдане” исполняется 15 лет.

Известный украинский продюсер и телеведущий Игорь Кондратюк делит свою жизнь на небольшие передышки между грандиозными проектами. Едва закончив “Х-фактор” и отдохнув неделю в горах с семьей, Игорь уже сидит в судейском кресле другого популярного проекта канала СТБ – “Україна має талант”. Кстати, в этом сезоне в шоу перемены – вместо ушедшего Влада Ямы в жюри с Игорем Кондратюком и Славой Фроловой появятся кулинар Эктор Хименес-Браво и боксер Вячеслав Узелков.

Популярные украинские талант-шоу, можно сказать, выходцы из одного телепроекта, родившегося ровно 15 лет назад, – “Караоке на майдане”. Именно столько времени Игорь Кондратюк является его автором и бессменным ведущим. Говорит, что эта работа не надоест ему никогда…

— Первая программа “Караоке на майдане” вышла в эфир 17 января 1999 года, – вспоминает Игорь Кондратюк. – На самом деле, у нее два автора: я и мой друг по команде знатоков “Что? Где? Когда?” Андрей Козлов. В то время на канале УТ-1 я записывал проект “Программа передач на завтра”. Помню, ее последний выпуск состоялся за день до старта Олимпийских игр в Атланте. Мы ушли в творческий отпуск, потому что места для других проектов, кроме спортивных, там не было. У меня появилось свободное время, и я успел… защитить кандидатскую диссертацию.

— Если кто еще не знает, вы – кандидат биологических наук.

— Да, на докторскую диссертацию по биофизике я уже не замахиваюсь. Так вот, защитив кандидатскую, стал раздумывать, чем бы мне опять заняться на телевидении. Тогда мне позвонили друзья из компании “Игра”, предложили приехать в столицу России и делать проект о московских домах. Эдакое стрит-шоу. После “Программы передач…”, которая снималась на улице, я стал специалистом по, так сказать, работе со случайными прохожими. На следующий же день я уже сидел в поезде и ехал в Москву придумывать новый проект. Меня встретил Козлов и тут же сообщил: “Концепция поменялась”.

Оказывается, за короткое время нашелся спонсор, который хотел продавать радиомикрофоны “караоке”. Такой популярный продукт: в радиомикрофон вставляется чип, и на соответствующей волне звучит музыка, которую ты можешь слушать где угодно. За два часа, сидя вечером в компании с Андреем Козловым за бокалом вина, мы придумали историю, которая в Москве вылилась в программу “Игрушки для улицы”. Она шла около трех лет. Я вел ее сам, Андрей был постановщиком. Это 15-минутная безделушка, где в три этапа люди определяли победителя игры. Потом я показал этот проект Александру Зинченко на канале “Интер”, но решение о запуске подобного шоу в Украине никак не принималось. И лишь когда одним из продюсеров стал Юрий Минзянов, дело сдвинулось. Кстати, к тому времени на одном из московских каналов, где шли наши “Игрушки”, у программы были достаточно высокие рейтинги. Мы снимали на Старом Арбате и количество людей, приходивших на шоу, все время увеличивалось.

— Тогда вы переехали жить в Москву?

— Я снимал наездами. Более того, полтора года передача шла и в Москве, и в Киеве, поэтому постоянно приходилось летать из одного города в другой. Я единственный украинский ведущий, который вел в двух разных странах на двух языках одну и ту же передачу. Думаю, что и в мире найдется мало телеведущих, кто может подобным похвастаться.

— Как родилось название “Караоке на майдане”?

— Все тот же Минзянов сказал, что московский вариант названия совершенно не подходит для украинского канала. Мы стали думать, и первым появилось слово “караоке”. Второе слово придумала супруга Юры, телеведущая Людмила Клепакова. Так и получилось “Караоке на майдане”. Кстати, слово “майдан” пишется с маленькой буквы, потому что имелась в виду любая площадь в любом городе. Но, начиная чуть ли не с первого выпуска, в телепрограммах Майдан печатают уже с большой буквы.

— Помните запись самой первой программы?

— Снимали в Киеве, на Крещатике. Тогда еще не было никакой сцены. Сначала мы с оператором определили, где лучшее место для работы, решив остановиться на Крещатике, 15. Я взял микрофон и, прохаживаясь в районе Пассажа, кричал: “Люди добрые, отвлекитесь на минуту. Я, Игорь Кондратюк, снимаю новую программу, давайте вместе попоем!” Собралось около 50 человек. Я пообещал призы, и запись началась. Когда мы закончили, нас окружала уже полутысячная толпа. Мы поняли, что попали в точку. Рейтинги были сумасшедшие. И, думаю, не потому, что в то время у нашей программы, по большому счету, не было конкурентов.

— Вы разгадали секрет популярности “Караоке”?

— Мне кажется, он в том, что мы показываем маленькую украинскую мечту. Маленькая модель честных выборов. Абсолютно демократичный способ определения лучшего певца. Не надо никаких преподавателей из консерватории, грозных членов жюри. Сам народ аплодисментами и собранными деньгами решает, кто ему понравился, а кто нет. Наш первый победитель собрал пять гривен. Но он был рад своей победе. Звезд украинской эстрады тогда было не очень много. Мы пели песни Таи Повалий, Александра Пономарева, Иры Билык, Виктора Павлика. В те времена и шоу-бизнеса у нас не было в том понимании, какой он сейчас. Просто исторически сложилось так, что наш проект родился в нужное время. Потому что появись он сейчас, это смотрелось бы немного архаично.

— Не надо скромничать и по поводу вашего вклада в долгожительство проекта.

— Сделан очень правильный ход. Я был ведущим, которого люди знали по программе “Что? Где? Когда?”. За мной не тянулся шлейф программ, которые я менял как перчатки. В этом смысле сочувствую многим моим коллегам, ведь им приходится слишком часто переходить из одного проекта в другой. Это не говоря уже о том, что я совершенно искренне очень хорошо отношусь ко всем, кто приходит на “Караоке”. Наверное, это чувствуется. К тому же проект – мой бизнес, я зарабатываю благодаря ему деньги для своей семьи, и в этом нет никакого секрета.

— “Караоке” до сих пор прибыльный формат?

— Проект был неприбыльным ровно три месяца. На четвертом у нас появился спонсор, и мы начали получать дивиденды. Первые передачи “Караоке на майдане” обходились каналу “Интер” в 10 гривен плюс НДС – 12 гривен. Тогда все программы стоили смешные деньги. До сих пор телепродюсеры знают, что в воскресенье с 10 до 11 утра другим проектам лучше не соперничать с “Караоке на майдане”. Но если бы 15 лет назад мне платили так, как сейчас, то сегодня я летал бы уже на собственном самолете.

— Признайтесь, за 15 лет вам, наверное, надоел уже этот проект?

— Есть несколько причин, из-за которых я продолжаю снимать “Караоке”: у меня конкурентоспособный телевизионный продукт, лучшей идеи я пока не придумал, люблю постоянство. Многие говорят, за это время можно было уже почивать на лаврах, но это не про меня. Я, слава Богу, избежал звездной болезни. Стал ведущим, когда мне исполнилось 36 лет, я был уже не бесшабашным юношей. Программа не надоела не только мне, но и народу. У нас практически отсутствуют анонсы, тем не менее, приезжая в любой город, собираем огромное количество людей.

— Это называется “народная любовь”.

— Ну да, ведь у нас программа народная. К тому же, признаюсь, за 15 лет я не устал от “Караоке”. Может быть, я не самый влиятельный среди бомонда ведущий, но меня не интересуют разговоры в студии с политиками. Потому, что у меня более честный материал, чем в программах у Савика Шустера. Мои люди говорят и действуют так, как они на самом деле думают. Последнее время все чаще ведут разговоры об искреннем телевидении. Так вот, мы его делаем последние 15 лет.

— Насколько я знаю, “Караоке на майдане” выходит практически без повторов.

— Единственный раз, когда это случилось, был большой скандал, и я ушел с “Интера”. 6 апреля у нас будет 800-й выпуск, и все это – оригинальные версии. Переходя с канала на канал, никогда не делал пропуски в выходах проекта по воскресеньям. На “Интере” по каким-то своим причинам решили дважды показать одну и ту же программу. Предлог был найден совершенно смешной. С ним я не смог согласиться и покинул канал.

— “Караоке на майдане” стало отцом-родителем для другого не менее популярного, правда, не столь продолжительного, проекта “Шанс”.

— “Шанс” появился в 2003 году и шел пять лет. Десять сезонов, и в каждом из них принимали участие победители “Караоке”. В “Шансе” было очень много сценарных придумок, которые теперь встречаются практически во всех талант-шоу. Я вообще считаю, что прародителем всех праймовых шоу-проектов был именно “Шанс”. Он стал невероятно популярен, но в конце концов шоу пришлось закрыть. Его нужно было обновить, но на тот момент у “1+1″ не было для этого денег. Я не стал никуда ломиться и сам закрыл “Шанс”. Иногда об этом жалею.

— Многие нынешние участники “Х-фактора” и “Україна має талант” в свое время побывали на “Караоке”. Как, например, победитель нынешнего сезона “Х-фактора” Александр Порядинский.

— И Саша в том числе. Когда у меня спрашивают, можно ли купить победу в “Караоке”, даже не знаю, что ответить. Я честный человек, вышедший из “Что? Где? Когда?”. А там все по-честному. Поэтому иначе я играть не могу. Максимум, на что способен, это послушать рекомендованного исполнителя. Если он мне понравится, то может стать участником второго тура, а что будет дальше – уже не моя история. Кстати, в свое время так случилось и с Тиной Кароль. В то время ее продюсер Олег Черный попросил послушать молодую исполнительницу. И Тина проиграла в “Караоке”. Причем два раза. Но это ни о чем не говорит, потому что в тот же год на “Новой волне” в Юрмале Тина получила специальный приз Аллы Пугачевой.

— Сейчас воскресные записи “Караоке на майдане”, по крайней мере в Киеве, могут оказаться проблемными.

— В этом смысле я продемонстрировал хорошую интуицию. Еще в сентябре сказал своей группе, что мы снимем программы по февраль включительно. Уж очень не хотелось стоять на морозе на Крещатике. Все программы по январь у нас готовы, а вот на первое воскресенье февраля… Безусловно, мы не можем пока снимать на Крещатике, мне кажется, это будет сейчас неправильно. Я поддерживаю протесты против глупости властей, происходящие в настоящее время в столице. Являюсь сторонником продвижения в Европу и считаю, что другого выбора у нашей страны попросту нет. Так что сейчас мы занимаемся активным поиском новой локации, а возможно, запишем программы не в Киеве. Но могу обещать однозначно – “Караоке на майдане” будет продолжаться.

По материалам

Loading…

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.