Владельцы взорванной больницы успешно уничтожали улики, пользуясь попустительством следствия

0

Поделиться в соц. сетях

Крутое пике Ленинского суда на нарушение прав потерпевших закончилось, несмотря на полное отсутствие потерпевших в судебном заседании, судья Запорожченко Е., приняла ходатайство единственного представителя потерпевших в суде Шамрина А.,( автора статьи ), об изменении порядка слушания уголовного дела, не смотря на возражения прокурора и гражданских истцов горисполкома, данное ходатайство после повторного обсуждения и дополнительных пояснений представителя потерпевших, получило поддержку адвокатов и обвиняемых. Судья, прекрасно понимая всю сложность процесса, все же решилась изменить порядок проведения судебных слушаний и удовлетворила ходатайство.

Крутой вираж суда, тут же дал положительные результаты, началась изучение материалов пока 3х строительных экспертиз, после каждого ознакомления задавались вопросы представителям гражданского истца, владельцам больницы и обвиняемым. Ни те, и не другие не могли дать внятных ответов. Представители горсовета, ранее экспертизами не интересовались. При этом заявили, что им достаточно для иска о нанесенном вреде имуществу горсовета только признания обвиняемых, а обвиняемые, отвечая на вопросы представителя потерпевших, явно показали своими ответами, что они в огромном материале 24 томов, не обратили внимание на содержанию экспертиз, и поняли их значение только в суде.

Сделаем отступление, следствие было проведено столь «оригинально», что за выведением из дела важных чиновников от власти, следователь 6 месяцев держал дежурного обвиняемого завхоза в СИЗО, а главврач, продолжал работать, был свидетелем и не мог воспользоваться своими правами, так как не был даже подозреваемым. Следствие действительно велось слишком тайно, от обвиняемых и открыто для истинных преступников.

Получалось, что экспертизы со стороны обвиняемых никто не контролировал ни они, ни адвокаты, их еще в деле не было. А когда выложили десяти томов, подозреваемым для ознакомления, которые стали ими через эти 6 месяцев, главврачом Чайкиным С. и инженером по ТБ, то стало ясно, участия он в экспертизах принимать не могли и их результат приняли на веру. Да и спорить со следователем находясь на подписке о невыезде очень опасно. Основанием этой веры, была строка предупреждение экспертов об уголовной ответственности эксперта за достоверность результата экспертизы.

Эксперты всю ответственность взял на себя, или прикрыл истинных виновников?

Сами вопросы по материалам озвученных экспертиз, скажем сразу, похожи на рапорт по стилю изложения, чего изволите?…, то и напишем. На практике все равно никто из экспертов, никогда не отвечал за выводы экспертизы, надеялись и на этот раз видимо, что пронесет. Не пронесло! Разнос будет полный и уголовные дела на экспертов большинства экспертиз, думаю, станут реальностью. Как стало реальностью и изменение порядка ведения слушаний в суде, несмотря на жесточайшую конфронтацию представителя потерпевших с судьей, что, по моему мнению, и позволило заострить внимание судьи на главных проблемах.

После того как представители гражданского истца за 2 дня допросов , так и не смогли объяснить откуда они взяли цифры иска, большинство вопросов и представителя потерпевших и адвокатов остались без ответов, стало ясно, дело шили кусочками всевозможные комиссии, от государственных, до комиссий от местных органов власти, в том числе и владельцев больницы горсовета. Их десятки. Они так же успешно уничтожали улики, собственной вины, пользуясь попустительством следствия. Роль следователя как вырисовывается после первых допросов, похожа на операцию организатора прикрытия, заключалась не в выполнении положений норм закона и требований УПК, а в соборе всех этих бумажных оправданий (экспертизы).

Для выведения истинных виновников трагедии из дела, и объявления сотрудников больницы виновными, не утруждая себя поиском неопровержимых улик, как и поиском фактов реального ущерба, который гражданские истцы просто списали с материалов дела и теперь дружно стараются, как партизаны молчать в суде, когда им задают вопросы. Дальнейшее предсказать нетрудно, комиссии будут все валить на следователя, что он задал мало вопросов, а остальное не их, следователь на комиссии , что он им доверял. И эта перспектива становится реальностью. Как и перспектива того, что скамья подсудимых останется пустой после судебного слушания. И это при том, что потерпевшие и автор в том числе, 10 месяцев, практически удерживали суд от накатанной колеи формального суда, я уже не говорю о жалобах потерпевших, которых до сих пор нет в деле как потерпевшх! А это, отмена приговора, только по этим основаниям, даже если следствие будет проведено идеально.

Читатель видимо устал, представлять перспективу этого процесса, представляя чиновников в «темнице сырой» и желает узнать конкретно о самых перспективные экспертизах, самых «умных и послушных», о комиссиях , которые становится уже ясно, что попадут в суде на статью УК, « За дачу ложных показаний». Это члены комиссии гостехнадзора, строительные комиссии, товароведческие и оценочные, проектировочные, члены комиссий органов власти. Но могут и не попасть, если успеют написать заявление о чистосердечном признании прямо перед заседанием суда, что облегчит работу судебного следствия. Тут выбор лично за каждым, одно сажу, общественный позор они получат незамедлительно, учитывая постоянное внимание прессы к этому процессу.

Так же привожу только часть ходатайства, чтобы читателям было понятно значение его для процесса, и почему судья все же решилась поменять ход судебного слушания:

«….Учитывая, такое исключительное положение, и решение проводить как обычно судебное следствие судьей, приведет к полной остановке процесса, так как требование обеспечить безопасность свидетелей, будут поступать от меня постоянно, до тех пор, пока на скамье подсудимых не окажутся истинные виновники, предлагаю установить новый порядок рассмотрения дела: а) закончить допрос гражданского истца, представителя горсовета. б) изучить и исследовать все экспертизы с участием экспертов. в) заслушать пояснения экспертов. г) допросить «потерпевших», которых следователь «сделал» свидетелями. д) допросить потерпевших по делу. Е) допросить свидетелей по делу. Ж) допросить следователя и начальника следственного отдела.

Указанный порядок исследования материалов обеспечит объективность судебного исследования при плохом следствии, сложности дела, множества необоснованных доказательств, которые противоречат или опровергают друг друга. Что стало явно с первого допроса представителя гражданского истца.

В соответствии со ст. 299 УПК Украины прошу: изменить принятый ранее порядок исследования доказательств, принять новое постановление с предложенным выше порядком ведения судебного слушания.

Дать возможность прокурору государственного обвинения перерыв для решения вопроса об отказе от обвинения, достойно вернуть дело на доследование, а не исправлять в судебном следствии неустранимый законными средствами, следственный брак, данного обвинительного заключения, который и так виден без исследования материалов дела. Что меня просто оскорбляет как гражданина Украины, не желающего в суде работать за следствие.

Представитель потерпевшей Машковой Г. Шамрин А.

23 июня 2011 года.

Это ходатайство после обсуждения и уточнения вопросов, каких экспертов надо вызывать на допрос, и было принято. Как видим, допрос потерпевших и свидетелей переносится в середину процесса. Чиновники, давая показания, не будут знать того, что скажут в суде потерпевшие и свидетели. Лгать суду станет опасно для личной свободы допрашиваемых экспертов и чиновников.

В отношении прокурора – обвинителя информация ею получена и у нее есть время определиться в своем решении. Следующее заседание суда назначено на сентябрь месяц! У судьи более 600 уголовных дел в производстве! При всех претензиях к качеству работы судьи в данном процессе, возникает вопрос, а можно ли в суде, при такой нагрузке судьи провести качественное судебное следствие, когда следователь прокуратуры имел огромный аппарат для расследования трагедии и по моему мнению ничего не сделал для этого, и что может судья и участники процесса исследовать (в рамках обвинения), да еще и выйти за эти рамки, в попытке найти истинных преступников.

Действительно, пути судебные неисповедимы, но может это кому то выгодно? Но потерпевшим это точно не выгодно, перенеся трагедию, им получается надо еще и самим преступников ловить. Тогда кому надо такое следствие, контроль над которым вела генеральная прокуратура, которая уже успела жалобу потерпевшей Машковой Г. Переслать на 60 листах в прокуратуру области и она уже получила формальную отписку бюрократического типа. У участников процесса, есть время хорошо подготовиться к процессу, а вот у вышеназванных экспертов времени нет, «Что написано пером, не вырубишь топором», об этой народной мудрости, они явно забыли.

25 июня 2011 года представитель потерпевших Шамрин Анатолий Николаевич. Комиссар областного общественного комитета «Философии правовой самозащиты»

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.